a woman's waving shadow
27 апреля 2006 г., четверг

Ты не знаешь ни слова на моем языке. Ты не догадываешься, наверное, как нужен мне.
Все то немногое, что было у нас общим, осталось уже позади, но я так и не утратила потребности быть с тобой.
Я должна идти дальше, перевернув еще одну недописанную страницу в книге моей жизни, состоящей из одних почти многоточий. Надеюсь, мне это по силам.
Только иногда я буду оглядываться, вспоминать. И мечтать – чуть-чуть.

В те мгновения, когда молчать не в силах, когда совсем одна, я стану говорить – вечным языком кириллических букв, который, пусть тебе и непонятный, мне родной.
Прости, что каждый из монологов, отчаянных и бессмысленных, будет обращен к тебе. Но над этими своими эмоциями я, увы, не властна.

Да и что бы ни делала, я все равно не нарушу твоего покоя: между нами километры, границы и, теперь уже, – время. Лишь мой собственный голос, повторяющий в ночном бреду твое имя, заставляет меня еще верить, что однажды ты почувствуешь если не силу моих чувств, то хотя бы их правду. Ты вспомнишь меня, и от моей любви станет тебе теплее.
Я ведь ничего не прошу, кроме твоего молчания.


12 апреля 2009 г., воскресенье

…И ты молчал, потому что обрывки сведений о городах и странах, которые мы оба за это время успели сменить, о людях, встреченных впервые или снова, - они не вносят осмысленности в почти оборвавшийся диалог.

И я молчала, так же. Только где-то в сердце прятались миллионы букв для тебя, превращая всё, что было написано мной, в одну длинную, мучительную строчку.
Но тебе была неведома эта надрывность.

Сколько-то десятков месяцев спустя мы снова оказались на расстоянии прикосновения – и тогда, после, молчание стало абсолютным.

Я не сдержалась, нарушив его несколькими абзацами про то, кем на самом деле ты был для меня всё это время.
Я не просила даже молчания.

И это всё, что осталось от нас: спустя три года я знаю несколько тысяч слов на твоём языке.